Что делать, если в квартире поселились рейдеры и вы их цель

Риелторы каждую неделю открывают своим ключом дверь в квартиру пенсионерки, угрожают, что подселят к ней кавказцев, и настоятельно рекомендуют продавать свою долю. Почему полиция ничего с ними не может сделать и как в такой ситуации защитить свои права, разобрались «Известия».

Незваные риелторы

Месяц назад дверь в московскую квартиру 81-летней Лидии Молодцовой взломали. Внутрь зашли сожительница ее умершего сына и с ней четыре человека. Они вынесли вещи из одной из трех комнат и закрыли ее на замок. Приехавшая полиция проверила у всех документы, выслушала Молодцову, забрала ее заявление и уехала. А гости остались.

Остались, потому что одна из пришедших оказалась новой собственницей половины квартиры. До этого долей владела внучка Лидии Молодцовой Ксения. А теперь – незнакомая женщина.

По словам внучатого племянника Молодцовой Кирилла, гости угрожали вселением в квартиру выходцев из Чеченской Республики и настаивали на том, чтобы продать жилплощадь. Когда они ушли, пенсионерка поняла, что из дома пропало 100 тыс. рублей.

Через две недели новая совладелица квартиры вернулась. Вместе с ней, как и в первый раз, была некая Зинаида Пруцакова. На сайте profi.ru Пруцакова представляется как юрист и риелтор. Тот же номер телефона, что у нее, можно найти в объявлении о продаже квартиры на сайте cian.ru. Только объявление это подписано не Зинаидой Пруцаковой, а Зинаидой Музыкиной. Некая Зинаида Музыкина с 1997 по 2003 год занималась махинациями с недвижимостью в Белоруссии и, по данным местных СМИ, была осуждена за них в 2005 году на девять лет лишения свободы.

Вместе с новой владелицей половины квартиры и предположительно осужденным в Белоруссии риелтором пришел еще один риелтор – Денис Музыкин. По словам внучатого племянника пенсионерки, все вместе они стали снова ей угрожать «и требовать продать квартиру».

Чтобы понять, как на пороге квартиры 81-летней Лидии Молодцовой оказались незваные риелторы, почему с ними ничего не смогла сделать полиция и как теперь поступить пенсионерке, «Известия» побеседовали с несколькими юристами – экспертами в жилищных спорах. По их мнению, дело может закончиться реальными тюремными сроками.

Главное – подарок

Споры по поводу этой квартиры начались еще год назад, когда умер сын Лидии Молодцовой Илья. Тогда пенсионерка унаследовала половину квартиры, которую еще в 1970-х купила вместе с мужем, а потом переписала на сына. Вторую половину получила дочка Ильи от первого брака и внучка Молодцовой Ксения.

Семья Молодцовых с Ксенией отношения не поддерживала. Зато их поддерживала бывшая гражданская жена ее отца Елена Гончарова, которая жила с ним в этой квартире последние годы. Та самая сожительница, которая присутствовала при взломе двери. После смерти гражданского мужа она выступила в качестве риелтора и предложила Ксении продать унаследованную долю.

Но Ксения не просто продала свою долю некоей Ирине Мартыновой. Сначала 20 мая 2019 года она подарила ей 1/8 долю квартиры. А 29 мая уже продала оставшиеся 3/8 доли. И это очень важно.

Зачем сначала дарить, а потом продавать одному и тому же человеку долю в квартире и как это раскрывает преступный замысел, объяснил председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

По закону собственник доли в квартире, который хочет ее продать, сначала должен предложить купить ее другому собственнику или собственникам. Это называется «преимущественное право покупки». Если за 30 дней те не изъявят желания купить эту долю, ее уже можно продавать третьим лицам. За те же деньги, которые были предложены другим собственникам.

И внучка Лидии Молодцовой Ксения сделала бабушке такое нотариально заверенное предложение. 5 апреля пенсионерка получила письмо от нотариуса. Но за два дня до этого она отдала свою долю в квартире племяннице Юлии – подписала с ней договор содержания с пожизненным иждивением. Пенсионерка хотела таким образом защитить себя в имущественных спорах. Ее насторожило то, что сразу после смерти сына его сожительница стала убеждать ее отказаться от наследства.

 

Так что теперь предложение о выкупе доли уже надо было делать не одной Лидии Молодцовой, а еще Юлии и ее мужу. Но это предложение сделано не было. Вместо этого внучка Ксения подарила часть своей доли какой-то Ирине Мартыновой.

Владимир Старинский, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры»:

Это конкретный «схематоз». Заключается он в следующем: сначала заключается сделка по дарению, потому что при дарении не надо направлять уведомление от нотариуса другим собственникам и ждать, пока 30 дней пройдет. И как только третье лицо по дарению становится обладателем какой-то доли квартиры, ему можно продавать оставшуюся часть доли уже без предусмотренного порядка с уведомлением. Таким образом через дарение и куплю-продажу обходится норма о преимущественном праве покупки.

По его словам, «схематоз» этот старый и очень популярный, особенно в Москве. «Но в последнее время – у меня есть практика на уровне Московского городского суда – суды признают недействительными такую совокупность сделок. Потому что фактически это дарение никакого экономического смысла не имеет. Это скрытая купля-продажа», – пояснил Владимир Старинский.

Суд, по его мнению, не должно смутить даже то, что, хотя договор содержания с пожизненным иждивением был заключен до получения письма от нотариуса о «преимущественном праве покупки», официально зарегистрирован он был 8 апреля (через три дня после получения письма). Наоборот, это письмо сыграет на руку пенсионерке в суде. «Это еще одно доказательство, которое подтверждает волю на совершение купли-продажи, но никак не дарения. Это уведомление только поможет в виде доказательства для признания сделки недействительной», – уверен юрист.

Профессиональные покупатели

В разговоре с «Известиями» внучка Лидии Молодцовой Ксения отказалась назвать сумму, которую она получила за продажу доли в квартире. Но по опыту юриста Владимира Старинского продавцы долей не получают полной стоимости своих квадратных метров. Именно поэтому ими интересуются риелторы.

«Если два человека продают квартиру целиком, допустим, за 10 млн рублей, то при продаже они получат по 5 млн по рыночной стоимости. Но если человек продает долю отдельно, он получит процентов 40 от этих 5 млн. Обычно профессиональные риелторы выкупают такие доли, вступают в переговоры – законные или незаконные, на грани нарушения норм Уголовного кодекса, – и при совместной продаже получают рыночную стоимость. Такой рынок, особенно в Москве, процветает сплошь и рядом», – сказал Владимир Старинский.

        Именно такие переговоры на грани ведут с Лидией Молодцовой риелторы. По словам внучатого племянника пенсионерки, они раз или два в неделю появляются в квартире. И их обещание «вселить в квартиру выходцев из Чеченской Республики» можно расценивать как понуждение к сделке. За это статьей 179 УК РФ предусмотрено до 10 лет тюрьмы.

Евгений Корчаго, член Совета при председателе Совета Федераций по взаимодействию с институтами гражданского общества, председатель коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры»:

Как правило, таким промышляют организованные группы, их называют «профессиональные покупатели». Они выкупают доли и под угрозами вроде заселения неудобных соседей заставляют владельцев оставшейся доли на заведомо невыгодных условиях отчуждать им остатки помещения. Случаев как минимум четыре-пять за последние несколько лет на слуху было. Последний, насколько мне известно, был в ЦАО в прошлом году. Заканчиваются такие дела, как правило, реальными сроками.

Есть несколько косвенных доказательств того, что риелторы, навещающие Лидию Молодцову, действуют вместе не первый раз. В картотеке судов общей юрисдикции Москвы З.К. Пруцакова (которая, вероятно, имеет судимость в Белоруссии за махинации с недвижимостью) вместе с Д.С. Музыкиным (второй риелтор) значатся ответчиками по двум делам. Одно из дел связано с наследованием имущества. Согласно банку данных исполнительных производств, З.К. Пруцакова и Е.В. Гончарова (бывшая гражданская жена, которая предложила внучке Лидии Молодцовой продать унаследованную долю) имели и имеют задолженностей и исполнительных производств на 1 млн рублей. На сайтах объявлений о продаже жилья есть объявление риелтора Дениса с тем же телефоном, что и у Д.С. Музыкина, по продаже квартиры, которой владела Ирина Мартынова (новая совладелица квартиры Молодцовой).

Но эти и другие доказательства, которые «Известия» пока не могут раскрыть – косвенные, и полиция ничего сделать не может. Если угрозы и махинации не доказаны, они должны защищать интересы законных собственников. Даже если те ломают замок, чтобы получить доступ к своему имуществу.

 

Так что пенсионерке предстоит обращаться с новым заявлением в полицию и представлять доказательства понуждения к сделке. «У каждой стороны своя правда, и сотрудники полиции не могут реагировать только на слова бабушки. Если не будет объективных доказательств принуждения: диктофонной или видеозаписи, а лучше еще свидетельских показаний соседей, ей остается надеяться только на чудо», – отметил юрист Евгений Корчаго.

Адвокат палаты адвокатов Самарской области Виктория Тюрина и вовсе считает, что «угроза в таком виде, как изложил внучатый племянник бабушки, скорее всего, не будет оценена правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние». И дело прекратят за отсутствием состава либо события преступления.

У каждого своя правда

Слова юриста Евгения Корчаго о том, что у каждой стороны своя правда, характеризуют не только этот досудебный, но и семейный спор. Своя правда у пенсионерки Лидии Молодцовой, которая когда-то сама купила эту квартиру и, хоть и не является ее формальным собственником, считает ее своей. Своя – у внучки, с которой никто из семьи, в том числе родной отец, общаться не хотел и которая избавилась от его наследства, когда представилась такая возможность. Своя правда у Елены Гончаровой, сожительницы бывшего владельца квартиры, которая после его смерти предложила падчерице провести махинацию. И у профессиональной покупательницы Ирины Мартыновой, и у риелтора Зинаиды Пруцаковой (или Музыкиной?), хотя они рассказать ее не захотели. Неправда тут только у риелтора Дениса Музыкина, который заявил «Известиям» 24 июня: «Сейчас мы продаем квартиру совместно с [внучкой] Ксенией Молодцовой по договоренности со всеми собственниками этой квартиры. Вместе с Лидией Молодцовой, которая согласна с этим». Его слова опровергают данные Единого государственного реестра недвижимости и слова обеих женщин. Внучка Ксения сказала: «Я не владею своей долей больше». А по словам Лидии Молодцовой, которые передал ее внучатый племянник, разговор о продаже был только в первый день, 31 мая, когда была взломана квартира. Но после того, как риелтор из крупного агентства попросил для продажи документы, подтверждающие владение долей, ему отказали, сказав заниматься продажей, – «когда будет аванс, тогда мы документы покажем».

Впереди у семьи Молодцовых как минимум год судебных разбирательств. Если суд удовлетворит просьбу наложить запрет на отчуждение недвижимости до разрешения спора по существу, это будет не самый плохой год, и никто больше к Лидии Молодцовой, по крайней мере законно, не подселится. Остается надеяться, что те, кто в поисках риелтора столкнутся с участниками этой истории, вобьют в поисковик что-то вроде «Гончарова Елена Владимировна 14 сентября 1964 г.р.», «Пруцакова Зинаида Константиновна 16 марта 1961 г.р.» или «Музыкин Денис Сергеевич 7 июля 1984 г.р.». Говорить о том, что надо было сделать, чтобы в эту историю не попасть, легко. И тем не менее адвокат Виктория Данильченко настоятельно советует с самого начала не допускать продажи доли в своей квартире посторонним людям. Если не воспользоваться своим шансом на приоритетный выкуп, «это упущение может превратить вашу жизнь в кошмар».